АГНЕЦ НА ПРЕСТОЛЕ

"После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе..." (Отк.4:1).

"И я взглянул, и вот, посреди престола... стоял Агнец как бы закланный..." (Отк.5:6).

В откровении мы имеем своего рода панорамную картину пришествия или явления Господа Иисуса Христа в тот день, когда Он откроется с небес с Ангелами могущества Своего, чтобы торжественно судить тех, которые не приняли Евангелия.

Во вступительных словах книги мы слышим, что откровение даровано Богом Его Сыну Иисусу Христу с выше упомянутым намерением, чтобы Он показал рабам Своим, “чему надлежит быть вскоре” – с этой именно целью “Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну” (Отк.1:1).

Прославленный Господь указал Павлу на Свой крест, чтобы он возвестил его как весть любви Божией подверженному смерти миру. Сейчас, однако, Он явился Апостолу Иоанну и поручает ему записать в книгу все, что он видел. В Откровении красочными красками изображен небесный образ Голгофы вместе с вечными последствиями отвержения Агнца Божия, умершего на кресте, чтобы взять на Себя грехи всего мира.

Апостол, который от имени Триединого Бога пишет семи церквам, говорит о Господе Иисусе Христе как о первенце из мертвых и уже в самом начале своей книги возвращает нас обратно на Голгофу. Те, к кому Иоанн обращается с посланиями, это те, которых любит Иисус, которых Он возлюбил и омыл от грехов Кровию Своею. Воскреснув из мертвых, Первенец из умерших, Он взошел на небеса как предшественник многих братьев и вошел за завесу. Там Он сделался Ходатаем за искупленных Своих, которые посредством Его смерти за них, а также посредством своей смерти с Ним, избавились от природы первого Адама и принадлежат теперь к небесному царскому роду. Теперь они стали “царями и священниками Богу и Отцу Своему”, наследниками Богу и сонаследниками Христу.

Далее Апостол Иоанн описывает свою встречу с Прославленным Мужем Голгофы, во время которой он получил весть. Эту весть по повелению Господа он должен написать и передать церквям. Когда он пал к ногам Того, Очи Которого, как пламень огненный, он услышал голос, который он когда-то очень хорошо знал на земле: “Не бойся; Я... живой; и был мертв, и вот жив во веки веков” (Отк.1:17-18).

Этот Христос во славе – это тот же Иисус, которого Апостол видел на кресте в поношении и позоре; та же рука, которая была пронзена на кресте, теперь касается его; тело, которое Апостол видел в горнице в Иерусалиме, когда воскресший Господь явился Своим ученикам и показывал им Свои руки и бок, то же тело Апостол видит теперь во славе. Ученики видели Его, как Он возносился на небо, а теперь небо отверзлось, и Тот, Кто был мертв, выступает теперь, как живой во веки веков с ключами ада и смерти и с полнотою силы.



В посланиях, полученных Апостолом для церквей, Господь описывает Себя тем, которые находятся ныне в скорбях, как Того, “Который был мертв и се жив” (Отк.2:8), как Того, Который страдал и в страданиях победил. Поэтому Он просит избранных Своих быть верными до смерти, и тогда Он даст каждому венец жизни.

После того, как были даны послания тем, которых Он искупил и оправдал Своею Кровию, Он опять скрывается от взора Апостола, скрывая от него также и славу Свою. Однако после этого для Иоанна была открыта дверь на небеса, и он услышал голос, говоривший ему: “Взойди сюда, Я покажу тебе чему надлежит быть после сего”. Апостол Иоанн в духе взошел на небеса, укрепленный прикосновением пронзенной руки Мужа Голгофы. Там он снова увидел Его, единственно Бессмертного, Который обитает в неприступном свете, куда никто не может проникнуть. На небесах Апостол видит престол Господа Бога Всемогущего; он слышит громы, молнии и голоса, которые исходят от престола; он видит богослужение, которое не прекращается ни днем, ни ночью и которое совершается вокруг престола Бога как Творца и Господа всего. Он слышит, как небесные существа восклицают: “Свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель... Достоин Ты, Господи, принять славу и честь и силу, ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено” (Отк. 4:8,11).

В руке Бога, Господа и Творца, Апостол видит “книгу”. Чаша неправды на земле полна до краев. Творец определил, что наступила полнота времени, когда закончилось время благодати и наступил период суда над всеми людьми, которые восставали против Господа.

Голос Ангела раздается по небесам: “Кто достоин раскрыть сию книгу и снять печати ее?” Кто достоин выполнить предвечные планы Божии, планы Того, пред Кем Ангелы в трепете закрывают свои лица, восклицая: “Свят, свят, свят Господь Саваоф!” Никто на небесах не оказался достойным для этого, даже самый высокий Ангел Божий.

Кто же теперь должен будет открыть книгу? Кому Всевышний поручит это дело? Кто должен будет судить мятежный мир, когда ни один Ангел небесный не оказался для этого достойным?



Вдруг Иоанн видит на престоле Божием “Агнца как бы закланного” (Отк.5:6). Отец передал весь суд Сыну, “дабы все чтили Сына, как чтут Отца” (Ин.5:23). Он, отдавший Свою жизнь в выкуп за грешников, Он Один достоин совершить суд, который неизбежен для всех непокорившихся Евангелию (2Фес.1:8-9).

Об Агнце, Который посреди престола, сказано, что Он “стоял... как бы закланный”. Совершенная на Голгофском кресте жертва всегда свежа, всегда нова. Она хранится в сердце (т.е. в центре) небес, она живо представлена пред очами всех небес.

У Агнца “семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю”. В видении о престоле Творца мы видели “семь духов”, которые стояли пред престолом. Однако Отцу благоугодно было, чтобы во Христе обитала “вся полнота Божества”. В соответствии с этим в закланном Агнце, Который восседает на небесном престоле сконцентрирована вся полнота Духа Святого, вся полнота власти, вся полнота света. Именно от закланного Агнца Дух Святой “послан во всю землю”, ибо Он постоянно исходит от Отца через Сына в мир и проникает в сердца, которые охвачены сомнением по отношению к самим себе, которые под бременем своих грехов обращаются к Голгофе. Дух Святой готов каждому человеку даровать силу смерти Сына Божия и овладеть каждым искупленным ради Того, Который искупил его Своей драгоценной кровью.

Суд Агнца

"И Он пришел и взял книгу..." (Отк.5:7).

Он Агнец, Который умер за грешное человечество, взял книгу в Свои пронзенные руки, зная, что это означает для всех тех, кого Он искупил.

А искупленные на небесах, которые смотрели на Него, когда Он выходил, чтобы исполнить волю Отца, пели: “Достоин Ты взять книгу и снять с нее печати; ибо Ты был заклан, и кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени” (Отк.5:9).

И много, много тысяч Ангелов пали пред Агнцем и восклицали громким голосом: “Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь, и славу и благословение”, а в это время Апостол слышал, что “всякое создание... говорило: Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков”.

Здесь, где Апостол Иоанн открыл для нас небо, мы видим Голгофу с небесной точки зрения. Закланный на земле Агнец сидит на небесах на престоле! Распятый теперь прославлен. Он прославлен как Голгофский Агнец, и вокруг Агнца сосредоточено поклонение на небесах.

Все, что открыто ныне о деле Его на небесах, свидетельствует о том, что все основано на жертве на кресте. Агнец на небесах как победитель Голгофы, как Агнец победивший на кресте, достоин снять всякую печать с предложенной Ему книги. А снятие всякой печати предшествует ужасным судам над миром. Отец отдал суд в руки Того, Кто стал умилостивлением за грехи мира.

Так мы кое что узнаем о непреодолимой отвратительности греха в очах святого Бога, и прежде всего о величайшем грехе пренебрежения и отвержения жертвы, которую Бог усмотрел за грехи людей прежде создания мира. То обстоятельство, что Агнец, возлюбивший грешника и умерший за него, претерпевший невиданные в мире страдания и позор, отдал Свою жизнь в выкуп за многих, открывает теперь новую эру – период суда над богоотступным миром. Это обстоятельство одновременно свидетельствует о том, что праведный Бог не может не наказать грех. Отдав Свою жизнь за грешников, Христос подарил миру время благодати, день спасения; подчеркиваем, что день спасения Он даровал испорченному грехом миру. Но вот теперь это время миновало; теперь Он должен уничтожить всякую власть, силу и господство восставшего против Него мира, ибо упразднив “всякое начальство и всякую власть и силу... Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои”. Последний же враг истребится – смерть, потому что все покорил под ноги Его “Отец Его” (1Кор.15:24-28).

Когда начнется суд, тогда уже никто не будет говорить испуганным на земле душам, что основным ядром их грехов являлось отвержение распятого Агнца Божия, ибо они сами будут это сознавать, когда инстинктивно воскликнут: “Горы и холмы, падите на нас и покройте нас!” (Лук. 23:30) .

О, кто может предчувствовать глубину гнева раненной любви! Кто может представить гнев презренного и отверженного милосердия!

Агнец как Вождь

"Ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод..." (Отк.7:17).

Агнец, закланный на земле и превознесенный на небесах на престол, не только является центром всякого поклонения на небесах, Ему не только дано право снимать печати судов над землей, но на небесах мы видим Его снова как Вождя, как Предводителя многочисленных сонмов искупленных Им людей.

Издыхающие от бедствий на земле люди знают, что они ранили Агнца, а искупленные на небесах знают, что они обитают во славе именно ради Него и через Него. Первая группа из живых существ и старейшин, представленная нам, незамедлительно исповедывает, что они искуплены Богу Кровию Агнца и что они ожидают, когда Агнец возьмет книгу и снимет первую печать ее (Отк.5:9).

Позже мы встречаем вторую группу, которая представлена как огромный сонм, которого никто не мог перечесть, собранный их всех племен и колен, и народов и языков (Отк.7:9-17). Этот сонм стоял пред престолом Божиим, служа Богу день и ночь, а Сидящий на престоле обитает над ними, т.е. покрывает их Своим присутствием. Это те, которые омыли одежды свои Кровию Агнца, и Он, Который вместо радости претерпел крест, будет пасти и водить их к источникам вод. Страдания их уже миновали, и теперь Бог отрет всякую слезу с очей их.

Еще мы видим Агнца во главе другого сонма, на этот раз точно исчисленного. Принадлежащие к этому сонму названы тоже “искупленными от земли”, которые “следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены из людей, как первенцы Богу и Агнцу” (Отк.14:1-14).

Агнец как Победитель

"Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их" (Отк.17:14).

Суд за судом постигают землю, когда снимаются печати и раздаются трубные звуки. Зло и неправда становятся на земле все злее, пока голос от четырех углов жертвенника не начнет взывать к Богу о мщении.

На углах золотого жертвенника, по ветхозаветному прообразу, возлагалась кровь закланной на медном жертвеннике жертвы; оттуда, с золотых углов, кровь взывала к Богу о пощаде. Но вот теперь раздается голос, который требует отпустить на свободу силы суда. “Отсюда мы можем заключить, что предложенная прежде свободная благодать и прощение Божие не принимаются более в расчет, что все средства для уничтожения грехов и для избавления теперь уже отвержены и что единственная святая жертва искупления попрана ногами” (Сейс, “Толкование Откровения”). “Обремененное виной человечество восстало против святого плана Божиего искупления. Отчуждение от Бога возросло так высоко, особенно в отношении презрения и сопротивления кресту... что наконец даже проникнутый исключительно только милосердием жертвенник вынужден взывать о мщении и требовать праведного суда Божиего” (Сейс).

Далее следуют образ за образом ужасных дел мятежного человечества, которое действует, как орудие в руках сатанинских сил. Эти образы указывают на некоторых немногих, которые победоносно вышли из пустыни греха. Затем мы видим Агнца как предводителя, но на этот раз сонма воинов. “Мерзости земные” (Отк.17:5) достигли своей вершины в тайне великого Вавилона, который упоен кровию святых. Мятеж властей, кажется, достиг своего апогея и направлен против Агнца. Но Агнец, закланный на кресте, является “Господом господствующих и Царем царей”. Как Победитель Голгофы Он уверен в победе, а воины, которые вышли вместе с Ним на последнюю великую битву, “суть званные и избранные и верные” (Отк.17:14).

После этой последней борьбы между Агнцем и всем тем, что восстало против Бога и против Помазанника Его, Иоанн слышит голос великого сонма святых, как бы голос вод многих, которые говорят: “Аллилуйя! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу, ибо наступил брак Агнца” (Отк.19:6-7).

Христос, победивший на кресте и ожидавший, пока искупленные Его будут призваны из всех народов, теперь, наконец, восторжествовал над всякой силою и властью и подчинил ее Себе под ноги.

Близок уже час, когда осуществится высочайшая цель, ради которой Он отдал Свою жизнь, ибо Он возлюбил Свою Церковь и отдал за нее Себя в жертву, “чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющей пятна, или порока, или чего-либо подобного” (Еф.5:27). Теперь Агнец дарован Церкви, теперь Он облечет ее в Свою чистую и прекрасную праведность (драгоценный белый и чистый виссон есть праведность святых).

Еще раз открывается небо, еще раз появляется Муж Голгофы, “очи у Него как пламень огненный”, а за Ним следуют воинства небесные, “облеченные в виссон белый и чистый”. Он идет, чтобы окончательно овладеть землею, над которой Он теперь должен господствовать. Дракон связан на тысячу лет, а царства мира стали теперь Царством Господа Иисуса Христа, и те, которые стали царями и священниками Богу, будут царствовать с Ним тысячу лет (Отк.20:1-6).

После этого Апостол заглядывает в вечность, которая начнется после Великого Суда у белого престола и после того, как будет уничтожен последний враг – смерть. Он видит в видении город, который сходит от Бога с небес, “приготовленный, как невеста, украшенная для мужа своего” (Отк.21:2). Первое небо и первая земля миновали. “И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое”, и далее: “И сказал мне: совершилось!” Забыта ли Голгофа? Нет! Имя Того, Кто был мертв и се жив по-прежнему Агнец.

Все другие имена, которые открывают нам различные стороны Христа, теперь уже лишние, теперь, когда слава Его полностью открылась. Все эти имена вошли в одно имя, которое превыше всех имен, в имя, которое останется на всю вечность.

Имена избранных Апостолов, которые были с Ним в искушениях, перенесенных Им на земле, написаны на основании святого города, ибо они положили основание Церкви, когда проповедовали “слово о кресте” под насмешками людей и при открытом их сопротивлении. В этом городе нет никого, имя которого не было бы записано в книге жизни у Агнца. Те, которые хвалились крестом Его и которые получили жизнь через Его смерть, теперь уподобились образу Агнца.

“Храма же я не видел в нем; ибо Господь Бог Вседержитель – храм его, и Агнец. И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец” (Отк.21:22-23).

“И будут видеть лицо Его, и имя Его будет на челах их” (Отк. 22:4).

“И престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему” (Отк.22:3).


0446662650722059.html
0446718004013435.html

0446662650722059.html
0446718004013435.html
    PR.RU™